Что грозит за фальсификацию доказательств в гражданском процессе?

Вэб-разработчик, очень люблю рисовать и читать мотивирующие книги по саморазвитию. Но моя семья — это главное, что у меня есть.

Что грозит за фальсификацию доказательств в гражданском процессе?Если участники судебного процесса, являющиеся сотрудниками правоохранительных органов и имеющие доступ к вещественным доказательствам, хотят повлиять на решение суда, они могут попытаться фальсифицировать вещи, подтверждающие или опровергающие вину. Данное деяние преследуется по закону и лицо, совершившее подлог, может очень сильно пострадать.

Содержание

Ходатайство о фальсификации вещественных доказательств

Участвующие в деле лица обладают широким кругом прав, одним из которых является право заявить ходатайство о фальсификации доказательств.

В ГПК РФ такой документ называется заявление о подложности доказательства и ему посвящена статья 186 Кодекса. Заявление о фальсификации доказательств – термин арбитражного процессуального права, который все более распространяется и в гражданском процессе (подробнее — подведомственность гражданских дел).

Ходатайство о фальсификации доказательств должно быть обоснованным. Заявляется в тех случаях, когда имеются основания утверждать, что оно является ложным. Что оно поддельное, в него внесены исправления и т.п. Заявить ходатайство вправе стороны дела, третьи лица, прокурор и другие участвующие в деле лица.

Скачать образец: 

Ходатайство о фальсификации доказательств (15,5 KiB, 120 hits)

Пример ходатайства о фальсификации доказательств

В Узловский городской суд Тульской области

Заявитель (Ответчик): Поспелов Валерий Валентинович,адрес: 301600, г. Узловая,

ул. Демонстрации, д. 126, кв. 14

в рамках дела № 5-145/2022

о взыскании материального ущерба по иску ООО «ТранГруз» к Поспелову В.В.В производстве Узловского городского суда Тульской области находится гражданское дело № 5-145/2022 о взыскании материального ущерба с работника. В данном деле я являюсь Ответчиком, ООО «ТрансГруз» — Истцом.

Истцом заявлены требования о взыскании материального ущерба, возникшего в результате перевозки мной вверенного груза, в размере 500 000 руб. Определением суда от 14.11.2022 г. о принятии искового заявления к производству на Истца возложена обязанность доказать факт несения работником полной материальной ответственности — по договору или в силу закона.

В судебном заседании от 11.12.2022 г. представитель ООО «ТранГруз» на основании ходатайства о приобщении документов представил в суд заключенный между мной и  Обществом договор о полной материальной ответственности, а также расписку о получении груза от 04.09.2022 г. с указанием наименования и количества, которое я якобы получил надлежащего качества, а доставил покупателю по договору поставки с явными недостатками.

Договор о полной материальной ответственности, а также вышеуказанная расписка, являются подложными доказательствами, подлежат исключению из материалов гражданского дела № 5-145/2022, так как указанные документы мною не подписывались. В трудовом договоре между мной и Ответчиком условие о возложении полной материальной ответственности на работника отсутствует, кроме того должность «водитель» не включена в Перечень должностей, с которыми работодатель может заключать договоры о полной материальной ответственности, утвержденный Постановлением Минтруда РФ от 31.

12. 2002 г. 85.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 186 ГПК РФ,

Прошу:

  1. Признать договор о полной материальной ответственности между ООО «ТранГруз» и Поспеловым В.В., расписку и о получении груза от 04.09.2022 г. подложным доказательством.
  2. Исключить вышеуказанные документы из числа доказательств по делу.

Приложение (вместе с копиями для вручения Ответчику):

  1. Копия ходатайства
  2. Копия трудового договора

11.12.2022 г.                           Поспелов В.В.

Как составить ходатайство о фальсификации доказательств

Отдельных требований по подготовке ходатайства о фальсификации доказательств ГПК РФ не предъявляет. Вместе с тем, предполагается, что стороны при рассмотрении гражданского дела не должны злоупотреблять предоставленными им правами. Поэтому ходатайство о фальсификации доказательств должно быть обоснованным и подробным, желательно письменным.

Устное ходатайство будет занесено в протокол судебного заседания, но не факт, что в нем будут подробно изложены доводы заявителя. Письменный документ позволит использовать факт отказа в удовлетворении ходатайства о фальсификации доказательства в качестве одного из аргументов при составлении апелляционной жалобы.

Ходатайство о фальсификации (подложности) доказательства должно содержать:

  • кем и на основании чего приобщено доказательство к материалам гражданского дела (при подаче иска, на основании ходатайства о дополнительных доказательствах и т.п.);
  • указание на подложность доказательства с указанием причин, по которым заявитель считает его сфальсифицированным;
  • подтверждение доводов заявителя о фальсификации доказательства.

Ходатайство о фальсификации доказательств желательно заявить устно непосредственно после его приобщения к материалам дела или при рассмотрении ходатайства стороны о совершении такого процессуального действия. А в следующее судебное заседание представить подробный письменный вариант.

Рассмотрение судом ходатайства о фальсификации доказательств

Поступившее ходатайство о фальсификации доказательств обязательно рассматривается судом. Причем в судебном заседании. Все участвующие в деле лица вправе озвучить свою позицию и (или) предъявить возражение. Для проверки информации о фальсификации доказательства суд может назначить экспертизу по гражданским делам, запросить дополнительные материалы и доказательства.

При удовлетворении ходатайства о фальсификации доказательств соответствующее доказательство исключается из материалов дела и не учитывается при вынесении решения суда.

Взято с сайта: http://iskiplus.ru/xodatajstvo-o-falsifikacii-dokazatelstv/

Использование подложных документов. Как доказать подложность?

Российская судебная практика говорит о том, что сегодня покупка больничных листов, дипломов и других документов стало распространенным явлением.

В соответствии с Уголовным кодексом РФ использование заведомо подложных документов является уголовно наказуемым деянием.

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Официально закон не дает определения подложного документа, поэтому среди юристов вот уже на протяжении 20 лет не утихают споры на этот счет. Одни считают, что к таким документам относятся только те, что накладывают определенные права и обязанности на граждан и выданы государственными или муниципальными органами власти.

Остальные придерживаются мнения, что по ч. 3 ст. 327 УК РФ предметом преступления являются все документы, независимо от кого они исходят, в том числе от юридических и физических лиц.

Ответственность за предоставление подложных документов

Ч.3 ст.327 Уголовного кодекса за использование подложных документов устанавливает наказание в виде: штрафной санкции – из расчета заработной платы подсудимого, либо до 80 тысяч рублей, исправительных работ до 2 лет, обязательных работ до 480 часов или ареста на срок до полугода.

В качестве субъекта выступает лицо, достигшее на момент совершения преступного деяния 16 лет. Причем именно то, которое использовало, а не занималось изготовлением подложных документов. Преступление считается оконченным в момент их предъявления.

Важно! Если в результате использования на работе поддельного диплома, работник получил повышение заработной платы, то ему также будут предъявлено обвинение по ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

Основным мотивом чаще всего является желание получения материальных или иных благ, либо освобождение от выполнения обязанностей благодаря использованию подложных документов.

Использование подложных документов в суде

Данное деяние образует состав преступления, установленного в ст.303 УК РФ «Фальсификация доказательств».

Опасность данных противоправных действий кроется в том, что виновное лицо покушается на установленный порядок судопроизводства, обеспечивающий вынесение законного и обоснованного решения. В результате же его действий выносятся необъективные решения и приговоры.

Если документы фальсифицированы по гражданскому делу представителем или непосредственно лицом, участвующим в деле, это образует состав преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 Уголовного кодекса. За данное деяние грозит штраф, арест от 2 до 4 месяцев или исправительные работы до 2 лет.

Когда речь идет об уголовном судопроизводстве и подложные документы использованы представителем власти: дознавателем, следователем, прокурором или защитником подсудимого, то уголовное дело в отношении них возбуждается по чт.2 ст.303 УК РФ. А в качестве наказания суд устанавливает принудительные работы или ограничение свободы до 3 лет, либо направляет в места лишения свободы на срок до 5 лет.

Важно! В качестве дополнительного наказания подсудимый может лишиться права занимать определенную должность или заниматься конкретной деятельностью до 3 лет.

В ситуации, когда доказательства «сфабрикованы» по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, то это уже квалифицированный состав преступления и виновный может лишиться свободы на срок до 7 лет, а также права заниматься своей профессиональной деятельностью в течение 3 лет.

Таким образом, перед тем, как воспользоваться «заманчивым» предложением о покупке справок или диплома следует задуматься о том, что данные деяния указаны в уголовном законе. Кроме того, использование ряда таких документов, например: водительских удостоверений, без соответствующих практических умений может повлечь за собой серьезные негативные последствия, в том числе нести угрозу жизни и здоровью ни в чем не повинных граждан.

Если в отношении Вас возбуждено уголовное дело по ч.3 ст.327 УК РФ рекомендуем обратиться за помощью к квалифицированным адвокатам, которые будут представлять Ваши интересы в правоохранительных органах и судебных инстанциях.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Взято с сайта: http://opravdaem.ru/fraudulent/ispolzovanie-podlozhnyh-dokumentov/

Образец заявления о фальсификации доказательств

Стороны судебного дела, которое рассматривается в рамках ГП РФ, имеют большое количество прав. Ими можно воспользоваться даже в процессе судебного разбирательства.

Нормы заполнения и подачи данного документа регламентированы Гражданско-Процессуальным кодексом РФ. Все особенности работы с бумагой и правила аргументации доводов можно найти в статье 186.

Как составить заявление о фальсификации доказательств?

Заявление о фальсификации доказательств подлежит арбитражному процессуальному праву. Оно активно используется и в гражданском праве наряду с другими важными инструментами урегулирования отношений между истцом и ответчиком.

Скачать образец заявления

Для составления заявления о фальсификации доказательств необходимо выяснить основания и четкие особенности сложившейся ситуации. Просьба стороны рассматривается, если доводы по делу оказались:

  1. ложными;
  2. неполными;
  3. исправленными.

Заявить о такой ситуации может:

  1. третье лицл;
  2. прокурор;
  3. истец или ответчик.

Принимая самостоятельную защиту в вашем споре, помните !:

  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но это не гарантирует решение именно вашей проблемы.
Поэтому для вас работают опытные адвокаты + горячая линия:
  • Справа онлайн-чат: опишите ситуацию, чтобы узнать у юриста консультанта, как решить вашу проблему
  • Горячая линия для Москвы: +7 499 577 04 24
  • Горячая линия по РФ: 8 800 511 38 27

Официальное заявление будет обязательно рассмотрено в суде. По результатам удовлетворения запроса принимается решение о наказании или оправдании виновной стороны.

Структура документа

В шапке образца заявления о фальсификации доказательств отображается следующая информация:

  1. наименование судебного органа;
  2. основные данные ответчика (ИФО);
  3. областной центр, к которому принадлежит судебная инстанция;
  4. юридический адрес;
  5. официальный номер дела;
  6. название искового заявления;
  7. основные данные ответчика.

Далее следует название самого документа. Первая часть содержит информацию обо всех деталях и особенностях дела. Важна четкость изложения и логическая последовательность. При составлении заявления о фортификации доказательств лучше обратиться к материалам дела, чтобы избежать неприятностей при рассмотрении.

Перед изложением требований необходимо указать статью ГПК РФ, на которую суд должен ссылаться при рассмотрении просьбы стороны. В конце заявления о фальсификации доказательств должны быть приложения. Практика показывает, что большее количество дополнительных бумаг увеличивает шансы получить удовлетворительный ответ на запрос.

Процесс составления документа

Какие-либо четкие требования в ГПК РФ по жалобе о фальсификации доказательств не прописаны. Несмотря на это, законодатель четко отмечает, что любая сторона процесса никогда не должна злоупотреблять правами, предоставленными государственным органом. В связи с этим к ходатайству выставляются следующие условные требования:

  1. обоснованность;
  2. письменная форма (желательно);
  3. подробность изложения.

Суд примет к рассмотрению все возражения, если документ будет грамотно оформлен и подан в необходимые сроки. В судебной практике часто встречаются и устные ходатайства, которые вносятся в протокол заседания наряду с другими обстоятельствами дела.

Несмотря на это, лучше доверять письменной форме документа, так как именно она предполагает подробное и точное изложение сути проблемы. Более того, при составлении апелляционной жалобы материальный носитель изложения фактов станет веским аргументом в пользу заявителя.

Документ в обязательном порядке должен содержать следующую информацию:

  1. кем были прикреплены дополнительные материалы к делу, на основании каких регламентов, в какие сроки;
  2. разъяснение причин признания ложности информации;
  3. подтверждение доводов.

После официального приобщения к материалам дела данные лучше огласить устно, чтобы обратить особое внимание суда на их важность. Следственный комитет проанализирует специфику доводов и примет решение в сфере их применения к судебному процессу.

Рассмотрение возражений

Ходатайство рассматривается судьями в процессе официального заседания. Обвиняемая сторона имеет право предъявить возражения против предоставленных доказательств фальсификации данных, изложенных ранее. Суд обязан принять во внимание интересы каждой стороны, поэтому все жалобы рассматриваются в общем порядке и на законных основаниях.

Параллельно с этим суд может запросить у сторон дополнительные материалы и доводы. Удовлетворение ходатайства о фальсификации важных данных приведет к исключению материалов из гражданского дела.Поводом для этого должна стать полная аргументация доводов истица и безосновательность возражений ответчика. 

Взято с сайта: http://advocate-service.ru/fraudulent/obrazec-zayavleniya-o-falsifikacii-dokazatelstv.html

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ФАЛЬСИФИКАЦИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Ю. ЩИГОЛЕВЮ. Щиголев, кандидат юридических наук. Новый Уголовный кодекс существенно расширил число уголовно наказуемых деяний, связанных с подлогом документов. Среди них отдельно предусматривается ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому или уголовному делу (ст.

303 УК). В первую очередь это связано с усилением охраны важнейших принципов судопроизводства, обеспечением конституционных гарантий отправления правосудия, защитой основных прав и свобод граждан. С другой стороны, сегодня необходимы специальные меры ответственности за фабрикацию искусственных доказательств, что все чаще встречается в судебной практике. Названная норма — новелла в уголовном законодательстве. В УК РСФСР 1960 г.

В ряде составов преступлений в УК РСФСР против правосудия (ст. ст. 176, 180, 181) в качестве одного из признаков предусматривалось искусственное создание доказательств обвинения. В новом УК этот признак сохранился только в ч. 2 ст. 306, что во многом связано с введением самостоятельного состава преступления — фальсификации доказательств.

Статья 303 УК содержит три части: первая относится к фальсификации доказательств по гражданскому делу, вторая и третья — к фальсификации доказательств по уголовному делу. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, заключается в фальсификации доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем.

Указанная норма охватывает три основные категории дел, подлог доказательств по которым влечет уголовную ответственность: а) дела, рассматриваемые судом общей юрисдикции по правилам ГПК РСФСР (ст. 25); б) дела, рассматриваемые арбитражным судом по правилам Арбитражного процессуального кодекса РФ (ст. 22); в) дела, рассматриваемые Конституционным Судом РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан (п. 3 ст.

Сразу отметим, что при рассмотрении дела в Конституционном Суде РФ возможность представления фальсифицированных документов сведена до минимума. В частности, в соответствии со ст. 65 названного Закона в заседании Конституционного Суда РФ по ходатайству сторон могут быть оглашены все документы.

Однако те из них, подлинность которых вызывает сомнение, не подлежат оглашению. В то же время вероятность подделки какого-либо документа при обращении в Конституционный Суд РФ полностью исключить нельзя. Среди документов, которые могут быть фальсифицированы стороной, можно назвать, например, копию официального документа, подтверждающего применение или возможность применения обжалуемого закона.

Фальсификация документов при разрешении спора, переданного на рассмотрение третейского суда, не наказуема по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Не подпадают под признаки указанной нормы также любые действия по фабрикации доказательственных документов по делам об административных правонарушениях; при обжаловании действий органа государственного управления или должностного лица вышестоящему в порядке подчиненности органу или должностному лицу.

Фальсифицированный документ в смысле ст. 303 УК должен быть предметом рассмотрения только судебными органами. Согласно ст. 49 ГПК РСФСР, «доказательствами по гражданскому делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела». Сходное определение доказательств содержится в ст.

Указанные данные устанавливаются объяснениями сторон, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, вещественными доказательствами, заключениями экспертов (ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ).Представляется, что показания в суде не могут быть предметом преступления, предусмотренного ст.

303 УК, поскольку ответственность за заведомо ложные показания, принуждение к даче показаний и другие действия, умышленно искажающие личностную доказательственную информацию, установлена ст. 306, 307, 309 УК. Поэтому под фальсификацией доказательств по гражданскому делу следует понимать подделку либо фабрикацию вещественных или письменных доказательств. Вещественными доказательствами являются любые предметы, выступающие средством установления значимых для дела обстоятельств. Письменные доказательства составляют в основном документы различного рода: акты, договоры, справки, материалы, позволяющие установить достоверность документа, а также деловая корреспонденция, письма личного характера и т.

Полагаем, что фальсификация доказательств по гражданскому делу заключается в изготовлении соответствующего фиктивного документа и предъявлении его суду. Только лишь изготовление ложного документа, якобы подтверждающего те или иные факты, не может квалифицироваться по ч. 1 ст. 303 УК. Во-первых потому, что в ч. 1 ст. 303 УК говорится о фальсификации по гражданскому делу, что подразумевает судебное разбирательство по делу, подготовку дела к слушанию.

Во-вторых, указывается на фальсификацию доказательств, т. В судебной практике, как известно, не всякое доказательство может быть принято судом, а лишь то, которое имеет отношение к делу. Кроме того, определенные обстоятельства дела в соответствии с законом или иными нормативными актами могут доказываться только конкретными средствами (ст. 54 ГПК РСФСР, ст. 57 АПК РФ). Иными словами, в законодательстве нередко прямо предписывается, какие средства доказывания, конкретные документы надлежит использовать (накладные, коммерческие акты, платежные поручения, векселя и т. В связи с этим в случае фальсификации таких документов они изначально не будут рассматриваться как доказательства.

Фабрикация документов, которые по тем или иным причинам не были приняты судом и не рассматривались в качестве доказательств, в полной мере образует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303. Действия предъявителя поддельных доказательств не зависят от судебной оценки представляемых суду фиктивных документов. Уголовный закон строго ограничивает круг лиц, в отношении которых устанавливается ответственность по ч. 1 ст. 303.

Таким лицом может быть только участник рассматриваемого дела или его представитель. В свою очередь состав участников дела и их представителей очерчен гражданско — процессуальным законодательством. В частности, в соответствии со ст. 32 АПК РФ (ст. 29 ГПК РСФСР) лицами, участвующими в деле, являются: стороны, третьи лица, заявители и иные заинтересованные лица, прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, обратившиеся в суд с иском в защиту государственных и общественных интересов. Состав лиц, которые могут быть представителями в суде, определен в ст. 44 ГПК РСФСР и ст.

Анализируемый состав преступления может конкурировать с иными нормами УК. Например, при фальсификации документов — доказательств, которые одновременно являются предметом иного подлога документов: протокола избирательной комиссии (ст. 142 УК), платежного поручения (ст. 187), протокола об административном правонарушении (ст. 292), нотариально заверенного завещания (ст. 327) и т.д. Рассмотрим эти варианты.

В случае подделки официального документа с целью использования его в качестве доказательства по гражданскому делу безусловное предпочтение должно отдаваться ст. 303 УК. Этот случай составляет конкуренцию общей и специальной норм: специальная норма отменяет действие общей. Этим же правилом следует руководствоваться при конкуренции ст. 292 и ст. 303 УК РФ — при фальсификации доказательств должностным лицом. К данному случаю, на наш взгляд, полностью применимы Разъяснения Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге». В п. 18 этого Постановления указывается: «Если ответственность за допущенное должностным лицом нарушение служебных полномочий предусмотрена специальной правовой нормой (в частности, ст. 132 — 143, 152 — 152. 2, 176 — 179, 214 — 217 УК РСФСР…), содеянное подлежит квалификации по этой норме, без совокупности со статьями, предусматривающими общие составы должностных преступлений». Поэтому неточны, на наш взгляд, рекомендации по квалификации подлога доказательств (документов) должностным лицом или государственным служащим по ст. 292 УК РФ . ——————————— Уголовное право. Особенная часть. М., 1997. С. 637. С другой стороны, когда фальсификация документов — доказательств и соответствующий специальный вид подлога (подлог избирательных документов, подделка платежных документов, служебный подлог) каким-либо образом сочетаются (к примеру, рассмотрение дела обусловлено фальсификацией соответствующих документов; специальный подлог предшествует использованию фиктивных документов в судебном разбирательстве и т. В частности, если должностное лицо фабрикует материалы об административном правонарушении, а впоследствии выступает представителем соответствующего органа в суде и использует фальсифицированные материалы в обоснование своей позиции, налицо будет совокупность служебного подлога и фальсификации доказательств. Действия, предусмотренные ч.

1 ст. 303 УК РФ, в данном случае будут заключаться в использовании, представлении фиктивных документов, доказывании с их помощью несуществующих фактов. Перекликающиеся проблемы возникают при применении ч. 2 и ч. 3 ст. 303 УК, устанавливающих ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу. С объективной стороны это преступление выражается в подделке или фабрикации актов ревизий, документальных проверок, актов ненормативного характера, вещественных доказательств, протоколов следственных действий, иных документов. Фальсификация доказательств, наказуемая по ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК, возможна только в ходе производства по уголовному делу. Фабрикация документов или иных материальных объектов, являющихся поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, не образует составов преступлений, предусмотренных ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК. Не влекут уголовной ответственности по рассматриваемой норме также действия по фальсификации материалов об отказе в возбуждении уголовного дела, а также документов, используемых при принятии решения об освобождении лица от уголовной ответственности на основании ст. 75 — 78 УК. Указание законодателя на рамки производства по уголовному делу следует понимать буквально, без расширительного толкования. Ответственность применительно к указанным случаям, думается, должна наступать по ст.

Таким же образом фальсификация иных документов, находящихся в уголовном деле, однако не являющихся доказательствами, нельзя рассматривать в качестве условия привлечения к ответственности по ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК. Очевидно, что фальсификация, например, акта об уничтожении наркотиков, протокола допроса вымышленного свидетеля, сфабрикованного для «движения» по делу и т. 303 УК. Субъектом рассматриваемых составов преступлений, как это предусмотрено в законе, могут быть только лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник. Добавим, что указанные лица должны быть непосредственно связаны с производством по определенному уголовному делу: иметь дело в производстве, быть в составе следственной бригады, оперативно — следственной группы, выполнять отдельное поручение и т. Фальсификация доказательств в данном случае выступает как специальный вид служебного подлога. В связи с этим при совершении действий, подпадающих под признаки ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК, дополнительной квалификации по ст.

292 УК не требуется. В зависимости от конкретных обстоятельств дела логичной будет дополнительная квалификация по ст. 285 УК.Иное лицо, занимающее должность, указанную в ч. 2 ст. 303 УК, но не участвующее в производстве по делу, не может быть субъектом данного преступления. При фальсификации таким должностным лицом соответствующих документов ответственность в зависимости от конкретных обстоятельств может наступать по ст. 292 или ст. 327 УК, а в случае соучастия с надлежащим субъектом — по ст. 34 и ч. 2 или ч. 3 ст.

Сложен вопрос о соотношении фальсификации доказательств и деяния, подпадающего под признаки квалифицированного состава заведомо ложного доноса (ч. 2 ст. 306). Указанный состав предусматривает ответственность за заведомо ложное сообщение о совершении преступления, соединенное с искусственным созданием доказательств обвинения, а также иными действиями. Обратим внимание на то, что в уголовном процессе доказывание происходит в строго определенном законом порядке, что должно гарантировать достоверность выводов. Лицо — субъект ложного доноса, строго говоря, самостоятельно не может сфабриковать доказательства тех или иных фактов.

Это «прерогатива» суда и следственных органов. Законодатель не случайно говорит о заведомо ложном доносе, «соединенном» с искусственным созданием доказательств обвинения. Доказательства неразрывно связаны с уголовным делом. Вне дела существуют лишь те или иные факты, которые только в ходе производства по нему приобретают свойства доказательств. Заведомо ложное сообщение о преступлении в большинстве случаев может служить лишь поводом к возбуждению уголовного дела и подлежит проверке в соответствии со ст.

Полагаем, что в случае соучастия частного лица, ложно обвиняющего кого-либо в преступлении,

Взято с сайта: https://www.lawmix.ru/comm/7403

Статьи 324, 325, 326, 327 УК РФ — Подделка документов, хищение документов, использование заведомо подложного документа. Комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Юридическая энциклопедия «МИП» » адвокат по уголовным делам » Статьи 324, 325, 326, 327 УК РФ — Подделка, кража документов

Предметом преступления являются официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, а также государственные награды РФ, РСФСР, СССР. В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 29.12.1994 N 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» под официальным документом понимаются документы, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, имеющие обязательный, рекомендательный или информационных характер.

Обязательные признаки официальных документов: а) они должны быть выданы государственными органами власти и управления, органами местного самоуправления либо другими организациями; б) они должны предоставлять права или освобождать от обязанностей; в) они должны удостоверять юридически значимые факты и события и быть надлежаще оформлены.

Состав преступления.

Предметом преступления являются только подлинные официальные документы и государственные награды. Незаконное приобретение или сбыт наград иных государств не образует указанный состав преступления. Объективная сторона преступления состоит в незаконном приобретении (покупка, получение в подарок, находка) либо в незаконном сбыте (продажа, уплата долга) официальных документов либо государственных наград. Способ приобретения или сбыта на квалификацию не влияет.

Преступление считается оконченным в момент совершения одного из названных действий. Преступление совершается с прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность незаконного приобретения либо сбыта официальных документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, или государственных наград и желает это сделать. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет.

Отличие от подделки документов и других составов

Основное отличие заключается в том, что в статье 324 УК РФ речь идет только о приобретении либо сбыте официальных документов. Ни о какой подделке здесь речи не идет. Ответственность за приобретение или сбыт поддельных предметов преступления наступает по ст. ст. 159 или 327 УК. Незаконное приобретение или сбыт неофициальных документов (личных, документов коммерческих организаций) при наличии указанных в законе признаков может влечь ответственность, например, по ст. ст. 137, 183 УК.

Подделка или сбыт документов. Статья 327 УК РФ

Общее описание

Подделка представляет собой незаконное изменение удостоверения или иного официального документа. Способ подделки не влияет на квалификацию деяния и может быть любым: подчистка, дописка, подделка подписи, заверение поддельной печатью, переклеивание фотографии. Подделка может касаться всего подделываемого документа или его части, например только изменение фамилии в удостоверении. Подделкой признается и полное изготовление фальшивого документа.

Состав преступления

Основной объект преступления — нормальная деятельность органов государственной власти и управления. Дополнительный объект — права и законные интересы граждан и юридических лиц.

Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента подделки в целях использования сбыта указанных в диспозиции статьи предметов или их изготовления.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Подделка документов при регистрации автомобиля

Достаточно часто в следственной практике встречаются случаи подделки документов при продаже либо регистрации автомобиля.

Как правило, это подделка паспорта транспортного средства с целью изменения регистрационных данных на автомобиль или сокрытия информации о предыдущих владельцах. Нередко виновные лица подделывают и свидетельство о регистрации автомобиля, где указывают собственником себя.

Подделка договора купли продажи

Подделка договоров купли продажи происходит, как правило, для получения имущественной выгоды.

К примеру, лицо вносит изменения в имеющийся договор купли-продажи и меняет в нем сумму на большую, чем была первоначально. В таком случае налицо покушение на мошеннические действия.

Подделка паспорта

Подделка паспорта в последние годы приобрело достаточно большие масштабы. Подделка этого личного документа по своей сути ничем не отличается от подделки других документов и квалифицируется по статье 327 УК РФ. И опять же, если подделка паспорта необходима для незаконного получения кредита, либо для извлечения иной имущественной выгоды, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Ущерб и сроки давности по ст.ст. 324, 327 УК РФ

Согласно нормам уголовного кодекса, для привлечения виновного лица к уголовной ответственности по ст. 324, 325, 327 УК РФ размер причиненного ущерба значения не имеет, поскольку данные виды преступлений имеют формальный состав.

Таким образом, как только виновное лицо совершило одно из действий, входящих в объективную сторону преступления (изготовило поддельный документ, приобрело либо сбыло официальный документ, похитило паспорт и тп), преступление считается оконченным. В то же время, на практике имеют место случаи, когда лицо похищает у потерпевшего документы, в которых находились денежные средства (к примеру, в обложке паспорта либо удостоверения). В таком случае его действия образуют совокупность преступлений – в части хищения документов – по ст. 325 УК РФ, в части хищения денежных средств – по ст.

Подследственность и подсудность уголовных дел

Уголовные дела об указанных выше преступлениях расследуются органами полиции, а именно – отделом дознания. Исключение составляют случаи, когда обвиняемым либо потерпевшим является должностное лицо. В таких случаях расследование проводится следователями Следственного комитета РФ. Рассматриваются уголовные дела по данной категории преступлений мировыми судьями по месту совершения преступных действий.

Использование заведомо подложного документа

Общее понятие

Использование заведомо подложного документа (ч. 3 ст. 327 УК РФ) является самостоятельным составом преступления.

Использование означает, что виновный извлекает или пытается извлечь полезные свойства документа, например поступление на работу с использованием поддельного диплома о высшем образовании, бесплатный проезд на транспорте и др. Использование документа осуществляется в форме его предъявления, вручения, передачи и т. Использование заведомо подложного документа считается оконченным преступлением с момента предъявления такового независимо от достижения цели, в связи с которой он был предъявлен.

Особенности квалификации

Использование заведомо подложного документа лицом, совершившим его подделку, охватывается ч. 1 ст. 327 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ не требуется.

Заведомо подложный документ может быть использован и при совершении преступлений различного рода. При этом квалификация деяний осуществляется в зависимости от содержания состава преступления.

Так, например, действия призывника или лица, проходящего альтернативную гражданскую службу, подделавших официальный документ и использовавших его в целях уклонения от призыва на военную службу или увольнения с альтернативной гражданской службы, подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответственно ч. 1 или 2 ст. 328 и ч. 1 ст.

327 УК РФ. Если указанные лица лишь использовали заведомо подложный официальный документ, то содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или 2 ст. 328 и ч. 3 ст.

Предъявление чужого паспорта

Предъявление чужого паспорта как таковое не влечет уголовной ответственности, если в действиях лица не содержится иного состава преступления. К примеру, если виновное лицо до этого совершило хищение чужого паспорта, тогда в его действиях содержится состав преступления, предусмотренный статьей 325 УК РФ, предусматривающая ответственность за похищение паспорта.

Хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируются как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью ст. 159 УК РФ.

Если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ.

В том случае, если лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст.

327, а также ч. 3 ст. 30 УК РФ и в зависимости от обстоятельств конкретного дела — соответствующей частью ст.

Заявление потерпевшего о хищении документов

Основанием для возбуждения уголовного дела о похищении документов является заявление потерпевшего, в котором необходимо подробно изложить обстоятельства произошедшего – где, когда и при каких обстоятельствах была обнаружена пропажа; какой документ был похищен (серия и номер); требование о привлечении к уголовной ответственности виновного лица.

На основании указанного заявления, а также сведений от потерпевшего лица, полученных при его опросе после принятия заявления, органом предварительного расследования принимается решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в этом.

Основания освобождения от уголовной ответственности

Основаниями освобождения от уголовной ответственности по данной категории дел являются примирение с потерпевшим (в случае хищения документов), а также деятельное раскаяние и малозначительность совершенного преступления. Указанные основания являются общими для большинства уголовных дел. Рассмотрим их более подробно.

Деятельное раскаяние предусмотрено статьей 75 УК РФ.

Во-первых, данная норма распространяется только на лицо, совершившее одно или несколько преступлений впервые, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено либо когда ранее совершенные им деяния не влекут правовых последствий.

Во-вторых, совершенные преступления должны относиться к категории небольшой и средней тяжести.

В-третьих, после совершения преступления виновный должен проявить деятельное раскаяние, т.

75 УК. К ним относятся: явка с повинной; способствование самого правонарушителя раскрытию совершенного им преступления; добровольное возмещение причиненного ущерба; иным образом заглаживание вреда, причиненного в результате преступления (устранение своим трудом причиненных физических разрушений или повреждений; заглаживание причиненного морального вреда: принесение извинений за нанесенное оскорбление, опровержение ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию и т.

Заглаживание причиненного преступлением вреда иным образом — это обобщающая формулировка, которая может охватывать действия самого различного фактического содержания.

Примирение с потерпевшим по уголовному делу предусмотрено в УК статьей 76.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно только при наличии следующих условий: деяние должно быть совершено впервые; небольшой или средней тяжести; обвиняемый или подозреваемый обязан загладить вред, причиненный преступлением и примириться с потерпевшим.

В зависимости от того, какой вред причинен (моральный, материальный или физический), заглаживание вреда может выражаться в разных формах. Если вред причинен:

  • моральный, то, как правило, достаточно его загладить искренним раскаянием о содеянном и просьбой к потерпевшему простить совершенное преступное деяние. Вместе с тем иногда этого бывает недостаточно, и потерпевший удовлетворяется только публичными извинениями виновного, сделанными в определенной форме для широкого круга лиц;
  • материальный, то он заглаживается реальным возмещением в денежной или иной форме (например, путем починки испорченной вещи, предоставления другой вещи взамен поврежденной и т.п.);
  • физический, то вред может быть заглажен представлением разного рода медицинских услуг потерпевшему за счет виновного, но часто возмещается и путем денежной компенсации, сумма которой определяется по согласованию между потерпевшим и лицом, совершившим преступление.

Отличие от смежных составов. Совокупность преступлений

Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватываются составом мошенничества и не требуют дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ.

В тех случаях, когда лицо в целях уклонения от уплаты налогов и (или) сборов осуществляет подделку официальных документов организации, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, а также штампов, печатей, бланков, содеянное им при наличии к тому оснований влечет уголовную ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 198 или 199 и ст. 327 УК РФ.

Если подделка официального документа является приготовлением к совершению хищения, например мошенничества, деяние следует квалифицировать по ч. 1 ст. 30, ст. 159 УК РФ. Подделка официального документа должностным лицом или государственным служащим или служащим органов местного самоуправления, не являющимися должностными лицами, при наличии соответствующих признаков может быть квалифицирована по ст. 292 УК РФ как служебный подлог.

Так, по делу Б.М. было установлено, что он изготовил поддельный вексель не для последующей его реализации как ценной бумаги, а для вложения в материалы уголовного дела вместо имевшегося там векселя.

При таких обстоятельствах действия Б.М. были переквалифицированы с ч. 2 ст. 186 УК РФ на ч. 1 ст. 327 УК РФ как подделка официального документа, предоставляющего права, в целях его использования в качестве такового, а не в качестве средства платежа.

Взято с сайта: http://advokat-malov.ru/voprosyi-i-otvetyi/ugolovnoe-pravo/statya-327-uk-rf-poddelka-dokumentov-hishhenie-dokumentov-ispolzovanie-zavedomo-podlozhnogo-dokumenta.html

Ответственность за предоставление заведомо ложных сведений для государственной регистрации субъекта хозяйствования

В соответствии с частью 1 пункта 25 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16.

01. 2009 № 1 (далее – Положение о государственной регистрации субъектов хозяйствования) собственники имущества (учредители, участники) коммерческой, некоммерческой организации, руководитель (иное лицо, уполномоченное в соответствии с учредительными документами действовать от имени организации), индивидуальный предприниматель несут ответственность за достоверность сведений, указанных в документах, представленных для государственной регистрации, включая заявление о государственной регистрации.

Возникает вполне резонный вопрос о том, какая это ответственность: гражданско-правовая, административная или уголовная?

1. Гражданско-правовая ответственность

Во-первых, сразу же стоит обратить внимание на субъектный состав лиц, которые должны нести или еще более буквально – несут ответственность. Из систематического толкования части 1 п. 25 и частей третьей — пятой пункта 18 Положения о государственной регистрации, можно сделать вывод о том, что ответственные лица – те, кто полномочны на подписание и подписывают заявление о государственной регистрации.

Во-вторых, нужно обратить внимание на объективную сторону правонарушения. В соответствии с частью 2 пункта 25 Положения о государственной регистрации деятельность субъектов хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы, является незаконной и запрещается, а их государственная регистрация признается недействительной по решению хозяйственного суда.

Причем, для целей Положения о государственной регистрации под предоставлением заведомо ложных сведений понимается сообщение несоответствующих действительности сведений (информации), представление подложных документов о фактах, имеющих существенное значение для принятия решения о государственной регистрации. К заведомо ложным сведениям не относятся описки в словах, пропуск слов, букв, цифр, ошибки в арифметических расчетах и подобные ошибки. Иными словами, объективную сторону правонарушения составляет правомерная деятельность созданного субъекта хозяйствования, который был зарегистрирован на основании заведомо ложных сведений.

Вполне очевидно, что субъект правонарушения, установленный в законе, – лицо, представляющее недостоверные сведения и субъект, выполняющий объективную сторону правонарушения, – созданное юридическое лицо, осуществляющее деятельность на основании заведомо ложных сведений не совпадают. Такая ситуация в юридической науке невозможна в принципе. В теории правонарушитель – лицо, выполняющее объективную сторону состава правонарушения.

Дальше – больше. Последнее предложение части 2 пункта 25 Положения о государственной регистрации устанавливает, что доходы, полученные от такой запрещенной деятельности, взыскиваются в местные бюджеты в судебном порядке. Причем, взыскание доходов, полученных субъектами хозяйствования, государственная регистрация которых признана недействительной в соответствии с указанной процедурой, осуществляется независимо от срока, прошедшего со дня такой регистрации, и за весь период осуществления деятельности. Это все означает, что представляет недостоверные документы один субъект – будь то руководитель или учредители юридического лица, а санкции применяются к другому субъекту – созданному юридическому лицу. Интересен также подход к определению самой санкции.

Это ни административно-правовая, ни гражданско-правовая санкция. Единственный ближайший аналог – взыскание всего полученного по сделке, запрещенной законодательством, в доход государства (ч. 2 ст. 170 ГК). Общее также то, что такая мера ответственности реализуется в порядке искового, а не административного производства. Однако, даже этот аналог применяется лишь к правонарушителю, и не может быть применен к добросовестной стороне. В рассматриваемом же случае, взыскание всего дохода происходит отнюдь не с лица, которое представило недостоверные сведения, а добросовестность одного из учредителей, который указал абсолютно верные сведения о себе во внимание Положением о государственной регистрации никак не принимается.

Размер санкций

Особо стоит отметить отсутствие срока давности. По ничтожным сделкам он велик, но он есть, по административно-правовым нарушениям он также есть, более того, в уголовном праве есть сроки давности, но не Положении о государственной регистрации, касательно недействительности такой регистрации. Может смениться не один десяток руководителем, поменяться состав участников, а недостоверные сведения, представленные абсолютно иными лицами будут иметь юридическое значение.

Казалось бы, это полная нелепица, но нет – это белорусское законодательство.

2. Административная ответственность

Указание в части 2 пункта 25 Положения о государственной регистрации на то, что деятельность субъектов хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы, является незаконной и запрещается, порождает у правоохранительных органов вопрос: а не влечет ли такая деятельность административную ответственность.

Основания для постановки такого вопроса имеются. Дело в том, что в части 2 статьи 12.

7 КоАП осуществление предпринимательской деятельности, когда в соответствии с законодательными актами такая деятельность является незаконной и (или) запрещается, признано административным правонарушением. Совершение этого административного правонарушения влечет наложение штрафа на ИП в размере от 20 до 200 БВ с конфискацией дохода, полученного в результате такой деятельности, а на юридическое лицо – до 500 БВ с конфискацией дохода, полученного в результате такой деятельности.

Если ИП или учредитель организации, ставший впоследствии ее руководителем, представили такие заведомо ложные сведения в регистрирующий орган, а затем осуществляли предпринимательскую деятельность лично (ИП) или от имени юридического лица в качестве его рабочего органа (руководитель организации), то они могут быть привлечены к административной ответственности по части 2 статьи 12.7 КоАП.

При совпадении в одном лице того, кто представил заведомо ложные сведения в регистрирующий орган, и того, кто в качестве руководителя организации от ее имени осуществлял предпринимательскую деятельность, указывает на наличие оснований и для привлечения юридического лица к административной ответственности по части 2 статьи 12.

7 КоАП. Такой вывод базируется на предписаниях статьи 3. 5 КоАП, согласно которым юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что этим юридическим лицом не соблюдены нормы (правила), за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и данным лицом не были приняты все меры по их соблюдению.

Очевидно, что административной ответственности по части 2 статьи 12. 7 КоАП не может подлежать руководитель организации, не знавший о том, что возглавляемая им организация была зарегистрирована на основании заведомо ложных сведений. В такой ситуации не подлежит административной ответственности по части 2 статьи 12.

7 КоАП также и юридическое лицо. Причина в том, что этому юридическому лицу нельзя предъявить претензии как по поводу того, что им не соблюдены нормы (правила), за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, так и по поводу того, что этим юридическим лицом не были приняты все меры по их соблюдению. Организация в лице руководителя, не причастного к подаче заведомо ложных сведений в регистрирующий орган, не должна предпринимать меры по проверке достоверности таких сведений после состоявшейся государственной регистрации юридического лица.

В соответствии с частью 2 статьи 3.2 ПИКоАП дела об административных правонарушениях, предусмотренных частью 2 статьи 12.7 КоАП, подлежат рассмотрению хозяйственными судами, которые обязаны назначить по ним конфискация дохода, полученного в результате указанной деятельности, являющуюся обязательным дополнительным административным взысканием по делам этой категории. Другим словами, обращение дохода в бюджет осуществляется в рамках административного процесса, регламентированного ПИКоАП.

Согласно части п. 25 Положения о государственной регистрации доходы, полученные от такой деятельности, взыскиваются хозяйственным судом в местные бюджеты в порядке искового производства по иску уполномоченных органов. В этом случае доход обращается в бюджет в рамках хозяйственного процесса, регламентированного ХПК.

Налицо избыточность правового регулирования, проявляющаяся в том, что обращение в бюджет одного и того же незаконного дохода может осуществляться в несовпадающем порядке (в рамках административного или хозяйственного процесса) притом, что в указанных законодательных актах обращению в бюджет незаконного дохода придан разный правовой статус.

Такая избыточность правового регулирования привела к коллизии приведенных норм КоАП, ПИКоАП, с одной стороны, и Положения о государственной регистрации, ХПК, с другой стороны. В соответствии с частью 3 статьи 137 Конституции Республики Беларусь такая коллизия разрешается в пользу Положения о государственной регистрации.

Однако в практической деятельности это конституционное положение, как правило, не выдерживается. Обращение в бюджет незаконного дохода осуществляется в административном процессе посредством применения конфискации как вида административного взыскания по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.

Заметим при этом, что в Положении о государственной регистрации понятие «доход» от незаконной и запрещенной предпринимательской деятельности не определено. Как исчислять такой доход не ясно.

Согласно примечанию к статье 12. 7 КоАП под таким доходом понимается вся сумма выручки в денежной или натуральной форме без учета затрат на ее получение.

3. Уголовная ответственность

Обращение к уголовному закону показывает, что действия, связанные с подготовкой и представлением в регистрирующие органы заведомо ложных сведений, являются преступными.

Так, согласно пунктов 13 и 14 Положения о государственной регистрации в регистрирующий орган подаются определенные документы (заявление о государственной регистрации, устав (учредительный договор) и другие). Эти документы являются официальными.

Они исходят либо от частных лиц, либо от организаций и предоставляют право лицам, подавшим их в регистрирующие органы, требовать государственной регистрации субъекта хозяйствования.

Примером такого подлога могут служить действия лица, указавшего в заявлении о государственной регистрации данные паспорта, который был признан недействительным подразделением гражданства и миграции отдела внутренних дел администрации района и выставлен на контроль в связи с его утратой[2].

Если указанные действия по подлогу официальных документов, подлежащих передаче регистрирующим органам, совершает должностное или иное уполномоченное лицо из корыстной или иной личной заинтересованности, то оно подлежит уголовной ответственности по статье 427 УК за служебный подлог.

Имеются ли основания для привлечения к уголовной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности субъектами хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы? Правоприменительная практика отвечает на них по-разному.

Например, в практике судов Могилевской области известны случаи вынесения приговоров, по которым за указанную деятельность, сопряженную с получение дохода в крупном размере (превышает 1000 БВ), руководитель организации осуждался по статье 233 УК как за незаконную предпринимательскую деятельность.

Напротив, прокуратура Витебской области не направляла в суды поступавшие от следователей ДФР КГК уголовные суда, в которых такая деятельность квалифицировалась по статье 233 УК, и принимала меры по их прекращению за отсутствием состава преступления.

Представляется ошибочным осуждение по статье 233 УК за осуществление предпринимательской деятельности субъектами хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы.

Суды, постановившие такие обвинительные приговоры, не учли, что в статье 233 УК незаконная предпринимательская деятельность представлена лишь в двух альтернативных формах: без государственной регистрации и без получения специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно.

В соответствии с частью 2 статьи 3 УК «Нормы Кодекса подлежат строгому толкованию». Под строгим толкованием уголовного закона в литературе понимается «точное следование «букве и духу» закона в процессе его применения»[3].

Развивая приведенное положение, законодатель вслед за этим предложением формулирует в части 2 статьи 3 УК императивную норму-запрет, в соответствии с которой «Применение уголовного закона по аналогии не допускается».

Такая же норма содержится в части 3 статьи 72 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь»: «Применение институтов аналогии закона и аналогии права запрещается в случае привлечения к ответственности, ограничения прав и установления обязанностей»[4].

Отсутствие в статье 233 УК указания на признание преступным осуществления предпринимательской деятельности субъектами хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы, является пробелом в уголовном законе и этот пробел не может быть восполнен применением аналогии закона. 

4. Вопросы налогообложения предпринимательской деятельности субъектов хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы

Если в рамках хозяйственного или административного процесса будет признано, что субъект хозяйствования осуществлял незаконную и запрещенную предпринимательскую деятельность ввиду того, что государственная регистрация была произведена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы, то, как указано выше, доход от этой деятельности обращается в бюджет.

Однако нельзя не видеть, что до момента признания такой деятельности незаконной, она осуществлялась легально и в установленном порядке. В том числе субъект хозяйствования, осуществлявший такую деятельность, исправно платил налоги, сборы, иные обязательные платежи.

Вправе ли такой субъект хозяйствования рассчитывать на зачет уплаченных им сумм налогов, сборов, иных обязательных платежей при определении подлежащего взысканию в бюджет незаконного дохода от указанной деятельности? Прямого ответа на этот вопрос налоговое законодательство не содержит. Между тем анализ статьи 36 НК позволяет ответить на этот вопрос положительно.

Во-первых, до признания такой деятельности незаконной и запрещенной у лица, ее осуществлявшего, имелось налоговое обязательство (см. часть 1 статьи 36 НК) и оно его выполняло в соответствии с законодательством.

Во-вторых, признание анализируемой деятельности незаконной и запрещенной означает, что такая деятельность не подлежит налогообложению[5]. Иначе говоря, со дня вступления в законную силу судебного решения о признании деятельности незаконной и запрещенной и об обращении незаконного дохода от такой деятельности в бюджет ранее действовавшие налоговые обязательства по уплате налогов, сборов, иных обязательных платежей с полученного дохода и в связи с его получением, утрачивают силу.

Вступление в законную силу указанного судебного решения следует признать обстоятельством, с возникновением которого связывается прекращение налогового обязательства (см. 3 статьи 36 НК). При этом такое обязательство прекращается со дня, когда оно возникло, ибо анализируемая деятельность признается незаконной и запрещенной с момента ее начала.

Поскольку в налоговом законодательстве указанные обстоятельства, влекущие прекращение налогового обязательства изложены недостаточно ясно, то в силу предписаний пункта 7 статьи 3 НК решение о том, можно или нельзя в рассматриваемой ситуации применять зачет, должно приниматься в пользу плательщиков, деятельность которых была признана незаконной и запрещенной.

Значит, такое решение должно быть положительным. При принятии решения об обращении незаконного дохода в бюджет хозяйственный суд, полагаем, должен исключить из исчисленной им суммы такого дохода суммы налогов, сборов, иных обязательных платежей, уплаченных в установленном порядке субъектом хозяйствования.

Вместо заключения

Обобщая сказанное, в качестве главного полагаем возможным предложить следующие законодательные меры.

Надлежит отказаться от придания статуса незаконной и запрещенной деятельности субъекта хозяйствования только потому, что он зарегистрировался  на основании указанных выше заведомо ложных сведений.

гласно Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности д
Лицо, представившее заведомо ложные сведения для государственной регистрации, обязано нести установленную уголовную ответственность за такие действия, но не должно быть ответственности (правового последствия) в виде обращения в бюджет дохода от такой деятельности.

Следует отказаться от изъятия в бюджет дохода от деятельности субъекта хозяйствования, зарегистрированного на основании заведомо ложных сведений. Как следствие, подлежат пересмотру соответствующие положения норм Положения о государственной регистрации и КоАП.

Взято с сайта: http://www.ilat.info/otvetstvennost-za-predostavlenie-zavedomo-lozhnyx-svedenij-dlya-gosudarstvennoj-registracii-subekta-xozyajstvovaniya/

Законодательство о фальсификации доказательств: в ожидании нововведений. Споры

C момента начала своей работы в августе 2014 года судьями Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ было рассмотрено около 30 заявлений (жалоб), в которых ставился вопрос о фальсификации доказательств. Вынесенные по ним определения об отказе в передаче дела для рассмотрения «второй кассацией»  показывают, что судебная коллегия следует практике, сформированной ранее Президиумом ВАС РФ в постановлениях от 13.05.2014 № 1446/14 и от 10.09.2013 № 4096/13.

Изученные за последние полгода судебные постановления судов, в особенности арбитражных, показывают, что фальсификация доказательств чаще, чем раньше, становится предметом судебного рассмотрения.

Фальсификация доказательств представляет собой межотраслевой правовой институт, в основе которого лежат нормы процессуального и уголовного права России. Как и по многим другим вопросам, правовое регулирование данного института в гражданском и арбитражном процессах далеко не тождественное.

Согласно части 1 статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:  1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;  2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; 

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу. В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

В свою очередь, в статье 186 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ предусмотрено более скромное правовое регулирование: «В случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства».

Обращают на себя внимание следующие принципиальные различия:

— в АПК РФ установлена обязанность суда провести проверку, в ГПК РФ – право; — в АПК РФ доказательство может быть исключено с согласия лица, его представившего, сразу после заявления о фальсификации; в ГПК РФ – такой порядок не предусмотрен.

Форма или содержание

В то же время оба кодекса хранят молчание по вопросу о том, что же является предметом проверки суда – форма доказательства или его содержание. Конституционный суд РФ в определении от 22 марта 2012 года № 560-О-О следующим образом истолковал правила о фальсификации:

«Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности».

Вышеприведенная интерпретация «негативного» законодателя была подвернута критике в юридической литературе, на взгляд автора, незаслуженно. Так, Н.В. Ершова полагает, что «проверка подлинности формы доказательства неотделима от проверки достоверности доказательства, поскольку является частным проявлением последнего» (см.

Ершова Н.В. Процессуальные особенности подачи заявления о фальсификации доказательства на стадиях проверки и пересмотра судебных постановлений в арбитражном процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014.

С такой трактовкой не согласен М.З. Шварц, который обоснованно противопоставляет форму и содержание доказательства в рамках института фальсификации и указывает, что фальсификация доказательства препятствует дальнейшей оценке содержания доказательства на достоверность (Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Арбитражные споры. 2010. № 3).

Не вызывает сомнений, что назначение специальных экспертиз (постановления АС ВВО от 29 октября 2014 года по делу № А39-5231/2013; АС ВСО от 27 октября 2014 года по делу № А19-15218/2013; АС МО от 6 ноября 2014 года по делу № А41-42666/2013; определение ВС РФ от 2 апреля 2013 года № 4-КГ12-36), а также допрос свидетелей об обстоятельствах изготовления спорного документа (постановления АС ДВО от 22 сентября 2014 года по делу № А73-3416/2013; АС СЗО от 28 октября 2014 года по делу № А56-14485/2013; апелляционное определение Пермского краевого суда от 27 августа 2014 года по делу № 33-7397) отвечают цели проверки именно подлинности формы.

В то же время действия суда, связанные с проверкой достоверности сведений, содержащихся в том или ином письменном документе, например, сопоставление с содержанием иных доказательств, такой цели явно не соответствует. Данный процесс познания осуществляется судом не в судебном разбирательстве, а после удаления суда в совещательную комнату для постановления решения, где суд оценивает доказательства в совокупности  в соответствии с частью 4 статьи 170 АПК РФ, частью 4 статьи 198 ГПК РФ.

Согласие на исключение доказательства

В отличие от ГПК РФ в арбитражном законе специально введено правило о праве лица, представившего спорное доказательство, дать суду согласие на его исключение из числа доказательств по делу. 

Данный вопрос не является сугубо теоретическим, поскольку фальсификация доказательств по гражданскому делу является уголовно наказуемым деянием с санкцией до 4 месяцев ареста (часть 1 статьи 303 УК РФ).

Состав данного преступления небольшой тяжести является формальным, то есть последствия его совершения не имеют уголовно-правового значения для квалификации деяния по данной статье. Буквально толкуя диспозицию данной уголовно-правовой нормы во взаимосвязи с нормами арбитражного и гражданского процесса, преступление следует считать оконченным в момент поступления в суд заявления о приобщении соответствующего доказательства к материалам уже возбужденного дела, а если такие доказательства являются приложениями к заявлению (иску), на основании которого возбуждено производство, — то с момента  вынесения определения о возбуждении производства по делу.

Иными словами, «с момента поступления таких доказательств в распоряжение суда» (Асташов С.В. Фальсификация доказательств по гражданскому делу (части 1 и 2 статьи 303 УК РФ): проблемы уголовно-правовой регламентации и квалификации. Автореф. М., 2013.

В связи с этим возникает вопрос, когда данное преступление будет оконченным, если лицо, участвующее в арбитражном процессе, соглашается с исключением доказательства.

Очевидно, что само согласие на исключение не может являться добровольным отказом по той причине, что получение судом оспариваемого доказательства уже является оконченным преступлением. В связи с этим согласие с исключением может быть только учтено при назначении наказания, а при определенных обстоятельствах повлечь освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (статья 75 УК РФ), хотя в литературе высказана точка зрения, что в таком случае будет отсутствовать событие преступления (Шварц М.З. Указ.

В изученных нами судебных постановлениях по данной проблематике ни разу не встретился вывод о том, что оспариваемое доказательство является именно сфальсифицированным (исключение – решение АС Иркутской обл. от 17 февраля 2014 года по делу № А19-4993/2013). Как правило, арбитражные суды и суды общей юрисдикции отвергают доказательство по причине установления порока его формы со ссылкой на заключение эксперта.

Преюдиция и состав преступления

В статье 90 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, как и в других процессуальных законах, содержатся нормы о преюдиции. Если суд в рамках гражданского или арбитражного судопроизводства прямо не назовет оспариваемое доказательство фальсифицированным, но отвергнет его с соответствующей мотивировкой, полагаем, имеются все основания считать данное обстоятельство (событие преступления), не подлежащим доказыванию в уголовном деле.

Тем не менее, в ходе уголовного преследования необходимо установить наличие всех признаков состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 303 УК РФ, в том числе установить лицо, его совершившее.

Уголовным законом субъектом рассматриваемого преступления признается лицо, участвующее в деле, или его представитель. Поскольку статья 19 Уголовного кодекса (УК) РФ не предусматривает привлечения к уголовной ответственности юридических лиц в принципе, то круг лиц, участвующих в деле (потенциальных субъектов преступления), ограничен исключительно физическими лицами.

Уголовный закон оперирует также термином «представитель», который следует трактовать в том смысле, который придается ему в процессуальном праве, а именно: в статьях 48-49 ГПК РФ и статье 59 АПК РФ. Иными словами, в круг субъектов преступления по части 1 статьи 303 УК РФ включаются сотрудники юридического лица, которые являются его руководителем или иным уполномоченным органом, а равно лица,  уполномоченные на представление юридического лица на основании доверенности.

Помимо установления круга потенциальных субъектов и объективной стороны преступления, требуется доказать, что, приобщая оспариваемое доказательство к материалам дела, физическое лицо – лицо, участвующее в деле, или его представитель – осознавало общественную опасность своих действий и желало их совершить (прямой умысел). Подчас многие представители, действующие в гражданском и арбитражном процессах, получают необходимые документы от сотрудников своих доверителей.

При этом не подлежит уголовной ответственности и рядовой сотрудник, передавший уполномоченному представителю сфальсифицированное доказательство (например, юрист, бухгалтер), поскольку  он не поименован в диспозиции части 1 статьи 303 УК РФ среди специальных субъектов. Такая конструкция вряд ли обоснована в той мере, в какой она позволяет избежать уголовной ответственности в силу пробела в уголовном законе.

Третейское разбирательство

Другим недостатком уголовного закона является отсутствие ответственности за фальсификацию доказательств в третейском разбирательстве.

Как известно, государственный суд не наделен правом пересмотра третейского решения по существу (пункт 1 статьи 46 федерального закона от 24 июля 2002 года № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»), а круг оснований для отказа в принудительном исполнении третейского решения либо его отмены ограничен законом. Как следствие, государственный суд не вправе переоценивать доказательства, на которых основаны выводы третейского суда.

Третейское решение может быть отменено только в том случае, если лицо, обратившееся за его отменой, заявило в самом третейском разбирательстве о подложности доказательства, но третейский суд не принял мер для его проверки. В связи с этим полагаем ошибочным слишком широкий вывод Президиума Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ, что третейское решение может быть отменено, если решение основано на подложных доказательствах, что рассматривается в качестве нарушения некоего основополагающего принципа российского права (пункт 30 Информационного письма от 22 декабря 2005 года № 96; постановление ФАС ВСО от 28 августа 2014 года по делу № А19-16602/2013); но сам принцип по тексту не назван. Существующая практика отмены по данному основанию не способствует развитию третейской формы разрешения споров, а борьба с «карманными» третейскими судами и коррумпированными арбитрами должна вестись иными средствами.

Незаконное поведение участника третейского разбирательства, представившего cфальсифицированное доказательство, не обладает меньшей общественной опасностью, нежели такое же поведение в гражданском или арбитражном процессе.

Понятно, что соответствующий состав преступления не подлежит помещению в главе 31 УК РФ «Преступления против правосудия», так как согласно статье 118 Конституции РФ третейское производство не является формой отправления правосудия и, как следствие, отсутствует объект преступления.

В отличие от гражданского процесса (часть 3 статьи 226 ГПК РФ), в АПК РФ вообще никак не регламентирован процесс коммуницирования арбитражным судом факта фальсификации доказательства в адрес правоохранительных органов. В связи с этим в литературе подчеркивается, что процедура проверки заявления о фальсификации в арбитраже не более чем фикция (Анохин В.С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Российский судья. 2009. № 12).

С учетом вышесказанного, правила об оценке доказательств, уже включенные в статью 71 АПК РФ и статью 67 ГПК РФ, являются эффективными инструментами для борьбы с фальсификацией доказательств. Наличие отдельных процессуальных норм, помещенных в главы о судебном разбирательстве, вряд ли логично с точки зрения  структуры процессуальных законов.

De lege ferenda вышеуказанные статьи АПК РФ и ГПК РФ об оценке доказательств могут быть дополнены новыми частями, предусматривающими право суда назначить экспертизу, допросить свидетелей или произвести иные действия, направленные на проверку подлинности формы доказательства. Это должно быть именно право, а не обязанность суда, поскольку недобросовестные участники процесса часто используют механизм статьи 161 АПК РФ, дабы затянуть разбирательство дела.

А обязанность суда должна состоять в направлении сообщения в правоохранительные органы о действиях, содержащих признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 303 УК РФ. Одновременно следует признать удачным правило АПК РФ об исключении доказательства с согласия лица, его представившего, как отвечающее целям процессуальной экономии.

К сожалению, попытки ознакомиться с проектом так называемого Единого процессуального кодекса не увенчались успехом, хотя в конце октября 2014 года в прессе появились многочисленные сообщения о том, что концепция кодекса была анонсирована его разработчиками в Екатеринбурге. В связи с этим было бы интересным увидеть, как составители данного документа видят унифицированное правовое регулирование института фальсификации доказательств.

Взято с сайта: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20141217/272802064.html

Уголовная ответственность за предоставление сфальсифицированных документов в арбитражном процессе.

Ответчиком были представлены в судебное заседание оригиналы документов – доказательств по делу. Противоположная сторона (Истец)  заявила о фальсификации данных доказательств (в частности, Истец заявил, что не подписывал документы, которые Ответчик представил и на которых имеется его подпись).

В связи с вышеизложенным, судья обязал обе стороны подписать расписки об уголовной ответственности.

Возможно ли применения уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса (в случае, если судом будет установлено, что представленные документы сфальсифицированы)?

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, (далее – АПК РФ), если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные АПК РФ меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

Арбитражный суд не решает вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности. Он разрешает процессуальный вопрос о допустимости и достоверности отдельного доказательства при указании на него как на сфальсифицированное, поскольку вынесение решения возможно при наличии допустимых и достоверных доказательств. В противном случае, решение не будет отвечать действительным обстоятельствам дела и может повлечь нарушение прав субъектов арбитражного процесса.

Подача заявления о фальсификации влечет два варианта действий суда. При каждом из них суд обязан разъяснить представившему доказательство возможные уголовно-правовые последствия представления фальсифицированного доказательства с отражением этого действия в протоколе судебного заседания. Поэтому отсутствие лица, представившего предположительно фальсифицированное доказательство, должно повлечь отложение судебного разбирательства. После разъяснения отмеченных последствий суд:

— исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств при согласии на то лица, представившего доказательство. Согласие выражается в устной или письменной форме, с отражением в протоколе;

— проверяет заявление о фальсификации, если представившее доказательство лицо возражает по поводу его исключения судом из числа доказательств. Для проверки суд предпринимает все возможные для этого процессуальные меры: назначает проведение экспертизы, допрашивает возможных свидетелей, истребует и исследует документы, иные материалы, получает объяснения от лиц, участвующих в деле, в том числе от представившего оспариваемое доказательство.

Следует заметить, что не всегда представившее доказательство лицо является его фальсификатором, поэтому цель суда — установить, является ли доказательство фальсифицированным. Установление виновного в этом лица не входит в компетенцию арбитражного суда, выяснение этого вопроса относится к уголовной юрисдикции.

За фальсификацию доказательств предусмотрена уголовная ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 303 Уголовного кодекса Российской Федерации, (далее – УК РФ). Субъектами уголовной ответственности выступают лица, участвующие в деле, а также их представители. УК РФ в ч. 1 ст. 303 указывает на возможность уголовной ответственности при фальсификации доказательств по гражданским делам, что следует понимать как включающее в себя понятие и арбитражных дел.

Как следует из положений ст. 140, 141, 144, 145 УПК РФ, заявление о совершении преступления (например, заявления о фальсификации доказательства по гражданскому делу) определённым лицом служит поводом к началу уголовного судопроизводства и одновременно является началом уголовного преследования после соответствующей проверки сотрудниками правоохранительных органов изложенных в нем обстоятельств.

В силу ст. 49 Конституции России, ст. 8, 29 УПК РФ наличие в действиях лица состава преступления (а значит, и вины лица, совершившего преступление), может быть установлено только вступившим в законную силу приговором суда. Рассмотрение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч.

1 и 2 ст. 303 УК РФ, отнесено ст. 31 УПК РФ к компетенции районных судов. Проведение следственных действий, направленных на сбор доказательств по уголовному делу, входит в полномочия органов дознания и следствия.

Таким образом, компетентный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если доказана вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.

Из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения (умысла).

Однако при таком толковании арбитражный суд принимает на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным — фактически признаёт лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.ст.303УК.РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от  14. 01. 2000 № 1-П отметил, что конституционный принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной власти и самостоятельности органов каждой из них (ст. 10 Конституции России) в уголовном судопроизводстве предполагает разграничение возлагаемых на соответствующие органы функций, а именно конституционной функции осуществления правосудия и функции уголовного преследования. Осуществление правосудия в Российской Федерации в соответствии с ч. 1 ст.

11 и главой 7 Конституции России возлагается на суды как органы судебной власти, которые рассматривают и разрешают в судебном заседании конкретные дела в строгом соответствии с установленными законом процедурами конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции России). Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного преследования не согласуется с конституционными положениями о независимом правосудии (ст. 18, ст. 46, ч. 1, и ст.

Учитывая, что факт совершения преступления может быть установлен только судом в порядке уголовного судопроизводства, при отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд в силу ст. 68 АПК РФ не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства.

В целях вынесения законного и обоснованно решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства. Если существо доказательства составляют сведения, не соответствующие действительности, то такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу.

При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности для арбитражного суда не имеет значения. Таким образом, по своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, поданного в порядке ст. 161 АПК РФ, является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из лиц, участвующих в деле.

Необходимо отметить, что выводы суда о недостоверности доказательства могут служить основанием для направления материалов проверки в следственные органы, однако действующим АПК РФ не закреплена обязанность арбитражного суда направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование в случае, когда суд приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления.

Таким образом, при наличии состава преступления, предусмотренного в ст. 303 в УК РФ, в рамках Арбитражного процесса отсутствует процессуальный механизм возбуждения уголовного дела в связи с подтверждением предположения о фальсификации доказательств.

Возбуждение уголовного дела по ст. 303 УК РФ, возможно в случае, если сторона, заявляющая о фальсификации доказательств, подаст заявление в прокуратуру и иные органы, в компетенции которых предусмотрено право на возбуждение уголовного дела, проведение предварительного следствия и дознания.

Однако и в этом случае, будут проведены следственные действия на выяснение данных о составе преступления, а именно: Субъект, субъективная сторона, объект, объективная сторона.

Проблемным вопросом является определение того, кто может являться субъектом преступления. Так, диспозиция части первой ст. 303 УК РФ определяет круг субъектов, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств, и относит к ним лиц, участвующих в деле, и их представителей.

Из анализа статей 62 АПК и 54 ГПК следует, что представитель совершает процессуальные действия (в том числе подает ходатайства о приобщении доказательств) от имени доверителя (представляемого). Учитывая вышесказанное, можно выделить три основных ситуации:

1) возможно привлечение к уголовной ответственности лица, который сам представлял свои интересы в суде, или доверителя, который передал подложный документ представителю, не поставив того в известность о характере подложности;

2) возможно привлечение к ответственности представителя, который вышел за пределы своих правомочий, изготовил и представил поддельный документ в суд. В данном случае, у представителя имеется интерес в самом факте «выигрыша дела» (или в некоторых ситуациях – «проигрыша дела») вне зависимости от спорного материального правоотношения.

3) возможно привлечение к ответственности, как представителя, так и доверителя (допустимы различные формы соучастия).

Что касается субъективной стороны данного состава преступления, то для привлечения к ответственности по ст. 303 УК РФ необходимо наличие прямого умысла, т. е. преднамеренного стремления ввести суд в заблуждение с целью получения нужного решения или затягивания судебного разбирательств по делу.

Объективная сторона фальсификации — это подделка, фабрикация, искусственное создание любого доказательства по делу, противоречащего действительным фактам и обстоятельствам.

На основании изложенного, привлечение к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса возможен только по заявлению в органы следствия и иные правоохранительные органы о совершении преступления, состав которой предусмотрен ст. 303 УК РФ, а так же при обнаружении состава преступления в связи с проведением проверок органами прокуратуры и иными компетентными органами.

При этом для привлечения к ответственности будет произведено предварительное расследование, в рамках которого будет устанавливаться состав преступления. На практике привлечение к уголовной ответственности по ст. 303 УК РФ осуществляется очень редко.

Следует отметить, что зачастую при фальсификации доказательств по гражданскому делу могут иметь место и другие преступления, совершаемые с целью представления в суд ложных сведений: подделка, изготовление и сбыт поддельных документов (ст. 327 УК РФ), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и др.

Взято с сайта: http://www.nedelkopartners.ru/blog/ugolovnaya-otvetstvennost-za-predostavlenie-sfalsificzirovannyix-dokumentov-v-arbitrazhnom-proczesse/

Фальсификация доказательств по гражданскому делу

Рассмотрение гражданских дел в суде – основной инструмент по защите прав российских граждан. Вопросы в рамках гражданского права представлены широким перечнем дел, касающихся всех сфер деятельности россиян.

Благодаря активному применению российских законов, граждане все чаще пытаются решить спорные ситуации цивилизованно, обращаясь в судебные инстанции. Тем не менее, существует довольно серьезная проблема, значительно затрудняющая установление фактов и обстоятельств по делу – фальсификация доказательств по гражданскому делу.

Столкнувшись с попыткой обмануть суд и направить его по ложному пути, необходимо знать, какие меры предпринять в целях выявления преступного деяния и наказания виновного.

Понятие фальсификации

Если рассматриваемое в суде дело влечет за собой ответственность в рамках гражданского законодательства, то фальсификация доказательств на процессе ведет к привлечению к уголовной ответственности. Человек, допустивший подлог документов и иных доказательств, понесет уголовное наказание, установленное согласно положений ч.1 ст. 303 уголовного законодательства.

Чтобы отличать фальсификацию и уметь ее распознавать, необходимо выяснить суть данного понятия.  Под фальсификацией понимают сознательное предоставление суду фактов, не соответствующих действительности и соответствующих документов, свидетельствующих о несуществующих обстоятельствах по делу.

При выявлении фальсифицированных доказательств, суд признает их ничтожными и не примет к сведению при рассмотрении гражданского дела.

В УК РФ предусмотрено четкое различие между умышленными действиями по предъявлению сфальсифицированных доказательств от фактов предоставления документов, в которых содержатся ошибки, не имеющие целью обмануть суд.

Основные формы по гражданским делам

В судебной практике наиболее часто встречаются следующие подделки доказательств:

  • самостоятельная допечатка текста в документе, рассматриваемом в суде в качестве доказательства;
  • подделка росписи за лиц, уполномоченных подписывать документы;
  • добавление, замена на исправленные, удаление листов, находящихся в середине объемного документа;
  • создание нового документа, не имеющего ничего общего с действительной ситуацией, свидетельствующего о ложных событиях или фактах (иначе говоря, интеллектуальный подлог).

Существует множество разновидностей, связанных с действиями, на которые идут лица, участвующие в процессе, с целью направления разбирательства в интересах злоумышленника.  При выявлении фальсифицированных бумаг и иных доказательств, потребуется применять определенные знания, как правильно распознать подделку и обосновать свое мнение в суде.

Особенности выявления на практике

Люди, в силу своей профессиональной деятельности, участвующие или задействованные в судебных разбирательствах по гражданским делам, часто сталкиваются с выявлением факта фальсификации документов, предоставляемых в суд.  Однако в рамках рассматриваемых гражданских исков суд не выносит постановлений, предоставляя заинтересованным лицам самостоятельно обращаться в следственные органы по вопросу выявления подлога по гражданскому делу.

Практика показывает, что установление фальсификации – довольно сложное дело, требующее массу времени. Кроме того, органы следствия сталкиваются с невозможностью определения виновного в фабрикации ложного документа лица, а также доказательства его злого умысла.

Опасность подобной ситуации связана с тем, что суд может принять подложный документ в качестве доказательства по иску, не выявив факта преступления, что приведет, в конечном итоге, к неправильным выводам по делу и вынесению несправедливого вердикта.

К сожалению, довольно часто в подобную ловушку попадают граждане, противной стороной которых являются мошеннические структуры, рейдеры. Пока суд сможет установить фальсификацию документа, оспариваемое имущество может быть многократно перепродано и добиться восстановления справедливости будет значительно сложнее.

Методы выявления фальсификации

Граждане, попавшие в правовую яму, когда суду представляют сомнительные документы, должны знать о методах, которые позволят вовремя распознать подлог бумаг и других свидетельств:

  1. Сопоставить факты из документа с информацией, полученной из других источников.
  2. Проверить подлинность бумаги, взяв показания у свидетелей составления и подписания документа.
  3. Применить метод сравнения подписи с почерком лица, который указан в качестве подписанта. Следует иметь в виду, что судья уполномочен самостоятельно производить сличение почерка, не вызывая на помощь экспертов по почерковедению.
  4. Вызвать представителя экспертного отдела, специализирующегося по почерку, или назначить экспертизу проверки подлинности документа.

В последнем случае, как правило, выполняют проверку документа на бумажном носителе (паспорт, удостоверение, диплом). Экспертиза сможет сделать выводы относительно фальсификации или подлинности, тщательно обосновывая свои заключения конкретно выявленными элементами (подтирание, подчистка, исправление и т.д.)

Более сложен процесс, когда сомнений в подлинности документа нет, однако само содержание документа вызывает недоверие. Примером подобной фальсификации может служит случай приватизации собственности на 4 человек, в то время, как домовая выписка свидетельствует о наличии регистрации только у трех гражданах. Если выявлена подобная ситуация, должностное лицо, допустившее искажение и нарушение закона, будет привлечено к ответственности за соучастие в преступлении.

Если проступок совершен государственным чиновником, он будет обвинен во взяточничестве и превышении служебных полномочий. Меры наказания при этом будут установлены очень серьезные.

Действия при обнаружении факта фальсификации

При предъявлении ложных документов, суд может выявить их самостоятельно, ознакомившись с ними. В некоторых случаях, судья не может распознать факт подлога.

В этих случаях, гражданин, подозревающий или уверенный в фальсификации, предпринимает следующие действия:

  • Подача заявления с просьбой назначить почерковедческую экспертизу, судебно-техническое исследование, комплексную всестороннюю проверку. Ходатайство заявителя должно быть отражено в протоколе судебного разбирательства, чтобы в дальнейшем иметь доказательства факта обращения. Проведение экспертизы потребует дополнительных затрат, однако, в случае выявления истинной картины по рассматриваемому гражданскому делу, выгода будет более значительна.
  • Обращение в полицию, в отдел, расположенный в районе расположения суда, с письменной просьбой возбудить уголовное дело по факту фальсификации.

Если дело уже рассматривается в суде, в интересах пострадавшей от подлога стороны назначить почерковедческую или иную экспертизу, которая позволит аннулировать данное доказательство по рассматриваемому гражданскому делу. Ответственность за выявленный факт нарушения законодательства будет определяться по административному (ст.161 АПК РФ) или гражданскому (ст. 186 ГК РФ) законодательству.

При получении отказа суда провести проверку подлинности документа, гражданин обращается в полицию, и тогда дело будет расследоваться согласно нормам уголовного права.

Меры наказания

Если не удалось решить вопрос административным способом, обращение в полицию ведет к возбуждению уголовного дела по статье 303 УК РФ с дальнейшей уголовной ответственностью и назначением наказания:

  • назначение штрафного взыскания размером в пределах 300 тысяч рублей;
  • выполнение обязательных (до 480 часов) или исправительных (до 2 лет) работ;
  • лишение свободы с максимальным сроком в 4 месяца.
Следствие по факту подлога ведет к более серьезному наказанию, особенно для должностных лиц и государственных чиновников, признанных соучастниками преступления. К сожалению, в законодательстве не разработано прозрачных инструментов, позволяющих эффективно бороться со случаями фальсификации в процессе судебного разбирательства по гражданскому делу.

Взято с сайта: http://ru-act.com/ugolovnyj-kodeks/falsifikaciya-dokazatelstv-po-grazhdanskomu-delu.html

Статья 303. УК РФ

1. Фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Комментарии к статье 303 УК РФ

Основным объектом преступления являются нормальная деятельность суда, интересы правосудия. Дополнительный объект — интересы личности.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных доказательств может привести к принятию судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права и законные интересы граждан, юридических лиц.

Охраняя нормальный порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, Конституция РФ в ч. 2 ст.

Поскольку уголовный закон включает в себя специальные нормы об ответственности за фальсификацию доказательств, исходящих от людей (ст. 307 УК РФ «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод»), предметом преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ, являются лишь письменные и вещественные доказательства.

В соответствии со ст.

71 ГПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом.

Вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 73 ГПК РФ).

Аналогично решены вопросы о доказательствах и в АПК РФ (ст. ст. 75, 76).

С объективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 303 УК РФ, характеризуется действием — фальсификацией доказательств по гражданскому делу и представлением их в суд.

Доказательства складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу, и если по каким-либо причинам вопреки отсутствию хотя бы одного из этих признаков фактические данные признаются доказательствами, то следует вести речь о фальсифицированных доказательствах.

Согласно ст. 55 ГПК РФ, ст.

64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В ч. 3 ст. 23. 1 КоАП РФ (в ред. 7 марта 2013 г. 7.24, ч. 2 и 3 ст. 9.4, ст. 9.5, 9. 5.1, 14. 1, 14. 10 — 14. 14, ч. 1 и 2 ст. 14. 16, ч. 1, 3 и 4 ст. 14. 17, ст. 14. 18, 14. 23, 14.

27, 14. 36, 14. 37, ч. 2 ст. 14. 38, ст. 14. 43 — 14. 49, 14. 50, ч. 1 ст. 15. 10, ч. 2 и 2. 1 ст. 17. 14, ч. 6 и 15 ст. 19. 5, ст. 19. 33 настоящего Кодекса, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями.

Судьи арбитражных судов рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.9, 14.31, 14.31.1, 14.31.2, 14.32, 14.33 настоящего Кодекса.

Таким образом, к гражданским делам относится и деятельность арбитражных судов по рассмотрению административных дел, указанных в ст. 23.1 КоАП РФ.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. 10 июня 2010 г. 3 ст. 23. 1 КоАП РФ, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями, поскольку эти дела подсудны судьям арбитражных судов. Указанный в этой норме перечень видов правонарушений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

Дела, указанные в абзаце третьем ч. 3 ст. 23. 1 КоАП РФ, не подсудны судьям судов общей юрисдикции и в том случае, когда по ним в соответствии со ст. 28. 7 КоАП РФ проводилось административное расследование, а также когда индивидуальный предприниматель, совершивший административное правонарушение из числа названных в абзаце третьем ч. 3 ст. 23.

——

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 6.

Способы фальсификации могут быть самыми разнообразными.

Применительно к рассматриваемому деянию фальсификация заключается в сознательном искажении представляемых доказательств, например документов (доверенностей, расписок, договоров, актов ревизий, протоколов следственных действий и т.

Для состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, не имеет значения, повлияли ли сфальсифицированные доказательства на содержание судебного решения или нет. Данное преступление считается оконченным с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством. Фальсификация доказательств является преступлением с формальным составом.

Исключением является квалифицированный состав этого преступления, которым дифференцируется уголовная ответственность за данное деяние (выделяется более опасная его разновидность) в случае наступления тяжких последствий (ч. 3 ст. 303 УК РФ). Этот состав преступления относится к категории материальных составов.

Характер и виды тяжких последствий законодателем не раскрываются. Это понятие является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств дела.

К таким последствиям можно отнести, например, самоубийство или попытку самоубийства либо тяжелую болезнь проигравшего по гражданскому делу, его близких родственников. Тяжкими также могут считаться такие последствия, как разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т.п.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 303 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он фальсифицирует доказательства по гражданскому делу, и желает совершить это деяние.

В случае квалифицированного состава фальсификации доказательств (ч. 3 ст.

303 УК РФ), включающего в качестве дифференцирующего уголовную ответственность признака наступление тяжких последствий этого преступления, виновный должен не только осознавать общественную опасность своих действий, но и предвидеть возможность или неизбежность наступления указанных тяжких последствий, а также желать их наступления или относиться к ним безразлично. В этом случае субъективная сторона может характеризоваться прямым или косвенным умыслом.

Субъективная сторона ч. 3 ст. 303 УК РФ может характеризоваться и двойной формой вины. Субъект фальсифицирует доказательства умышленно, но отношение к причинению тяжких последствий неосторожное.

Мотивы (может быть личная заинтересованность в исходе дела или корыстные побуждения) и цели не влияют на квалификацию деяния, поскольку не предусмотрены законом в качестве обязательных признаков состава преступления, но они должны учитываться при индивидуализации наказания в рамках санкции, предусмотренной за инкриминируемое деяние. Например, совершение преступления по мотиву сострадания признается обстоятельством, смягчающим наказание (п.

1 ст. 61 УК РФ), и, напротив, из мести за правомерные действия других лиц — отягчающим обстоятельством (п. 1 ст.

Субъектом данного преступления может быть только лицо, участвующее в деле, или его представитель. Состав лиц, участвующих в деле, определяется ст. 34 ГПК РФ и ст.

40 АПК РФ, а представителей — ст. 49 ГПК РФ и ст. 59 АПК РФ. К первым относятся истцы, ответчики, третьи лица, прокурор, органы государственного управления, заявители, заинтересованные граждане и иные лица, указанные в законодательстве. Представителем является гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.

Фальсификация доказательств по уголовному делу (ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ).

Основным объектом преступления являются нормальная деятельность суда, интересы правосудия. Дополнительный объект — интересы личности.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных доказательств может привести к принятию судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права и законные интересы граждан, юридических лиц.

Охраняя нормальный порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, Конституция РФ в ч. 2 ст.

В условиях состязательного уголовного процесса вероятность представления в суд сфальсифицированных доказательств достаточно высока, крайне нежелательна и опасна. Установление ответственности за преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 303 УК РФ, направлено на борьбу со случаями представления в суд заинтересованными в исходе дела лицами недоброкачественной доказательной информации, на предупреждение фактов неправосудных судебных решений на основе сфальсифицированных доказательств.

Предметом преступления являются доказательства. Они складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу. Именно фактические данные (т.е. сведения о фактах) являются предметом фальсификации.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта и специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы. В то же время, говоря о доказательствах, следует иметь в виду, что закон требует соблюдения установленной процедуры получения сведений и соответствующего их оформления.

В рамках рассматриваемого состава преступления речь идет о фальсификации овеществленных или вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий, иных документов и предметов.

Как уже отмечалось выше, если искажаются устные сообщения самим лицом, дающим показания, то в зависимости от конкретных обстоятельств это деяние должно квалифицироваться по ст. 307 либо ст. 306 УК РФ. Принудительное воздействие на лицо, с тем чтобы оно дало ложные показания, может образовывать состав преступления, предусмотренный ст. 302 либо ст. 309 УК РФ.

Понятие вещественных доказательств приводится в ч. 1 ст. 81 УПК РФ.

Ими признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Протоколы следственных действий и судебного заседания как самостоятельный вид доказательств представляют собой процессуальные документы, в которых удостоверяются имеющие значение для уголовного дела обстоятельства и факты, воспринимаемые непосредственно дознавателем, следователем, судьей только в условиях производства данных следственных или судебных действий.

Согласно ст.

В соответствии со ст. 84 УПК РФ иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

К иным документам УПК РФ относит документы, которые не признаны вещественными доказательствами или не являются протоколами следственных действий и судебного заседания, но которые содержат сведения, имеющие существенное значение для дела, выяснения обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Это могут быть документы, составленные по поручению органов дознания, следствия, суда, необходимые для разрешения дела: характеристики, акты ревизий, разного рода справки и т. Согласно ч.

2 ст. 84 УПК РФ такого рода документы могут быть в письменном виде, а также в виде материалов фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носителей информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ. Доказательствами являются содержащиеся в них сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, деловых операций, отражающие статистические, учетные и отчетные данные и т.

К документам, могущим иметь значение для дела, следует отнести характеристики обвиняемого, документы о его наградах, справки о судимостях, при необходимости медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого и потерпевшего.

Правильное установление предмета преступления является обязательным условием решения вопроса о наличии фальсификации доказательств. Так, по одному из дел адвокат обвиняемого подделал заявление потерпевшего, где исказил фактические обстоятельства дела, снял ксерокопию с данного заявления и представил ее органам следствия.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Определении от 8 декабря 2004 г. N 3-О04-42 отметила следующее: ксерокопия заявления, имеющаяся в деле, не может быть признана доказательством по делу.

«Согласно ст. 84 УПК РФ к иным документам относятся материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ.

В соответствии со ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии.

Из смысла ст.

84 и 86 УПК РФ следует, что относимые к делу сведения, полученные защитником в результате опроса частных лиц, изложенные им или опрошенными лицами в письменном виде, нельзя рассматривать в качестве показаний свидетеля или потерпевшего. Они получены в условиях отсутствия предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий их доброкачественности и поэтому могут рассматриваться в качестве оснований для вызова и допроса указанных лиц в качестве свидетелей, потерпевшего или для производства других следственных действий по собиранию доказательств, а не как доказательства по делу.

Как установлено судом, имеющаяся в деле ксерокопия заявления потерпевшего получена без соблюдения требований уголовно-процессуального закона, необходимых для получения доказательств по делу, и поэтому не может быть признана доказательством по делу.

Кроме того, следователь, приобщивший ксерокопию заявления к делу, не сверил с подлинником заявления и не удостоверил ее подлинность, что также лишало доказательственного значения копии заявления, если бы подлинник и являлся бы доказательством.

Таким образом, из приведенных данных вытекает, что имеющаяся в деле ксерокопия заявления, в фальсификации содержания которого был признан адвокат, не является доказательством по делу, а потому в его действиях нет состава преступления» .

——

Определение Верховного Суда РФ от 8 декабря 2004 г. N 3-О04-42. Приговор по делу о фальсификации доказательств отменен, производство по делу прекращено за отсутствием в действиях осужденного состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, составляют действия, направленные на фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.

Фальсификация доказательств по уголовному делу может осуществляться путем составления протоколов следственных действий, которые фактически не совершались, составления ложных по содержанию письменных доказательств (интеллектуальный подлог), внесения ложных сведений в протоколы или документы, их подделки, подчистки, пометки другим числом (материальный подлог), ложных заключений экспертов, фабрикации ложных доказательств (например, подбрасывание наркотиков в квартиру или одежду обвиняемого, а также оружия или боеприпасов, взрывчатых веществ, нанесение пятен крови на одежду) и т.

В литературе и на практике иногда предлагается расширительно толковать термин «фальсификация», относя к способам совершения этого преступления уничтожение или изъятие доказательств, отказ компетентного должностного лица в приобщении к делу имеющих значение данных.

——

Лобанова Л.В. Преступления против правосудия: теоретические проблемы классификации и законодательной регламентации. Волгоград, 1999. С. 139.

Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2006 год, где говорится, что по смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего. Такими действиями могут быть признаны уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 9).

В других случаях фальсификацией Верховный Суд РФ признает лишь сознательное искажение представляемых доказательств .

——

Определение Верховного Суда РФ от 11 января 2006 г. N 66-О05-123

Уголовный закон не дает юридического определения фальсификации.

Исходя из понятия термина «фальсификация», который приводится в толковых словарях Ожегова и Ушакова : «…подделывание чего-нибудь; изменение вида или свойства какого-нибудь предмета с целью обмана, для того чтобы выдать его за предмет другого вида или качества; подмена чего-нибудь (подлинного, настоящего) ложным, мнимым» и указаний УПК РФ, считаем, что фальсификация предполагает не устранение доказательств путем их уничтожения или изъятия из уголовного дела или непринятие данных, имеющих доказательственное значение, а оставление в деле, но в искаженном виде. Умышленное непринятие мер по процессуальному закреплению полученных фактических данных и неприобщение к делу существующих и имеющих доказательственное значение документов также не является фальсификацией, поскольку в этом случае доказательств еще просто нет в наличии.

Такие деяния следует относить к злоупотреблению должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Уничтожение или сокрытие доказательств иными лицами, не являющимися работниками суда или правоохранительных органов, в зависимости от конкретных обстоятельств может быть квалифицировано как укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ). Вместе с тем следует отметить, что вопрос об уничтожении доказательств, непринятии мер по их закреплению требует законодательного решения.

——

http://www.ozhegov.org/words/37990.shtm/

http://slovari.yandex.ru/словарь%20Ушакова%20фальсификация/

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, имеет формальный состав и считается оконченным с момента представления органам расследования или суда фальсифицированных доказательств или с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством, независимо от того, выступили ли они в роли доказательств или нет при рассмотрении дела.

Решая вопрос о наличии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, целесообразно обратить внимание и на положения ч. 2 ст.

14 УК РФ, говорящей о малозначительности деяния, поскольку в ряде случаев судами фальсификация доказательств признается малозначительным деянием. Так, например, по делу Д. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что собранные по делу доказательства, надлежаще исследованные в судебном заседании, изложенные и проанализированные судом в приговоре, подтверждают правильность вывода суда о том, что изготовление Д. сфальсифицированного протокола не повлияло на результаты рассмотрения дела, не повлекло вынесение неправосудного приговора и не представляло угрозы принятия судом неправосудного решения и нарушения прав и свобод граждан. Эти обстоятельства, по мнению судебной коллегии, свидетельствуют об отсутствии общественной опасности совершенного Д. деяния, что позволяет признать его малозначительным (Определение Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 50-О06-1). Практика показывает, что подобного рода решения наиболее часто принимаются в тех случаях, когда фактические обстоятельства дела не искажаются, а нарушения имеют место в отношении процедуры оформления следственных действий: например, следователь подделал подписи понятых, действительно участвовавших в проведении следственного действия.

В других же случаях аналогичное деяние признается преступным, поскольку, как указано в Определении Верховного Суда РФ от 21 февраля 2006 г. N 9-О06-2 по делу А., который фальсифицировал протокол выемки, умышленные действия А. по искусственному созданию доказательств виновности И. повлекли существенное нарушение ее прав и законных интересов, установленных ст. 50 Конституции РФ, запрещающей при осуществлении правосудия использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона; лишили ее в полной мере возможности реализовывать свои права на защиту, предусмотренные ст.

7, 46, 47 УПК РФ; дискредитировали органы прокуратуры; привели к подрыву авторитета правоохранительных органов и доверия граждан к государству, обязанному в соответствии со ст. 2, 17, 18, 45 Конституции РФ обеспечить защиту указанных прав граждан. В этой связи было признано, что своими действиями А. причинил существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства.

По нашему мнению, с учетом всех обстоятельств дела признание фальсификации доказательств малозначительным деянием не исключается, хотя подобного рода деяния, даже не повлекшие последствий, указанных в Определении Верховного Суда РФ, представляют существенную общественную опасность.

Именно поэтому объективная сторона состава фальсификации доказательств сконструирована как формальная. Снижение же степени общественной опасности деяния может быть обусловлено именно конкретными обстоятельствами его совершения.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что тем или иным способом искажает доказательства, и желает эти доказательства использовать.

Мотивы и цели могут быть любыми (личная заинтересованность в исходе дела, в том числе месть, зависть, ложно понятые интересы службы, месть в связи с национальной или религиозной враждой или ненавистью, уверенность в виновности лица, желание помочь близким и т.п.). На квалификацию преступления они не влияют.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, прямо указан в законе (субъект преступления специальный) — прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, и защитник. Защитник может фальсифицировать документы и вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству или уже имеющиеся в деле.

Квалифицирующие признаки преступления предусмотрены ч. 3 ст. 303 УК РФ:

а) фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, понятие которых дается в ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ;

б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия.

Состав преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 303 УК РФ, по законодательной конструкции объективной стороны формально-материальный. Формальный — в части фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, материальный — в части наступления тяжких последствий в результате фальсификации доказательств по уголовному делу.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла при фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении или прямым, косвенным умыслом, двумя формами вины — при фальсификации доказательств, повлекшей тяжкие последствия.

Под тяжкими последствиями в теории и практике понимаются осуждение невиновного лица, осуждение хотя бы и виновного, но к существенно более строгому наказанию, чем это было бы при оценке подлинных доказательств, самоубийство незаконно осужденного, его близких, разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т. Все указанные последствия могут быть учтены при квалификации деяния по ч.

3 ст. 303 УК РФ только в том случае, если они находятся в причинной связи с рассматриваемым преступлением и не вызваны другими причинами.

Фальсификацию доказательств (ст. 303 УК РФ) следует отличать от служебного подлога (ст. 292 УК РФ). В данном случае речь идет о конкуренции уголовно-правовых норм.

При этом специальной следует считать норму о фальсификации доказательств, поскольку она устанавливает уголовную ответственность только за искажение фактических данных, используемых при осуществлении правосудия. Норма же о служебном подлоге является общей, так как охватывает все случаи фальсификации официальных документов. Таким образом, служебный подлог наносит ущерб не правосудию, а иным видам государственной деятельности, а также деятельности органов местного самоуправления. Кроме того, фальсификация доказательств может быть совершена только теми субъектами, которые прямо указаны в ст.

Также следует отграничивать фальсификацию доказательств от искусственного создания доказательств совершения преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ «Провокация взятки либо коммерческого подкупа». Признаки этого преступления рассмотрены ниже.

Фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности (ч. 4 ст. 303 УК РФ) .

——

Введена Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2012. N 49. Ст. 6752.

Конституция Российской Федерации (ч. 3 ст.

55) допускает в конституционно значимых целях возможность соразмерного ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина. Ряд такого рода ограничений предусматривается Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» , которым в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, возложена обязанность выявлять, предупреждать, пресекать и раскрывать преступления, а также выявлять и устанавливать лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ст.

——

Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. от 5 апреля 2013 г.) // СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

Согласно данному Федеральному закону (п. 1 ч.

2 ст. 7) в случае отсутствия достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, оперативно-розыскные мероприятия, в том числе связанные с ограничениями конституционных прав граждан, могут быть проведены на основании полученных сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

При этом, исходя из смысла названного Федерального закона, его ст. 1, 2, 7, ч. 2 ст. 8 и ст.

10, определяющих цели, задачи, основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, под противоправным деянием подразумевается лишь уголовно наказуемое деяние, т. Когда же в ходе оперативно-розыскной деятельности обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об иных видах правонарушений, то, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 14 июля 1998 г. Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой , проведение оперативно-розыскного мероприятия в силу ст. 2 и ч. 4 ст.

——

Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. N 86-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой» // СЗ РФ. 1998. N 34. Ст. 4368.

Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. N 304-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Трифоновой Валентины Степановны на нарушение ее конституционных прав п. 3 ч. 1 ст. 6 и п. 1 ч. 1 ст. 15 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

Федеральным законом от 24 июля 2007 года ч. 8 ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» дополнена абзацами, запрещающими органам и должностным лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, подстрекать, склонять, побуждать лиц в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, а также фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности.

——

Федеральный закон от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» // РГ. 01.08.2007.

Основным объектом преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, являются интересы правосудия, в качестве дополнительного объекта выступают права и законные интересы физического или юридического лица.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных результатов оперативно-розыскной деятельности может привести к принятию органами предварительного расследования и судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права граждан, в том числе уголовное преследование лица, непричастного к совершению преступления, либо причинению вреда чести, достоинству и деловой репутации.

Оперативно-розыскная деятельность — вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Потерпевшим от преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, может быть:

1) физическое лицо, заведомо для виновного непричастное к совершению преступления, в целях его уголовного преследования;

2) физическое или юридическое лицо в целях причинения вреда его чести, достоинству и деловой репутации.

Предметом преступления являются результаты оперативно-розыскной деятельности, т.е. сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления; лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда .

——

См.: п. 36.1 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (в ред. от 5 апреля 2013 г.) // СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921.

Согласно Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд (далее — Инструкция) , результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно: сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены; при каких обстоятельствах имело место их обнаружение; сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), и очевидцах преступления (если они известны); о местонахождении предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами; о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

——

Приказ МВД РФ N 368, ФСБ РФ N 185, ФСО РФ N 164, ФТС РФ N 481, СВР РФ N 32, ФСИН РФ N 184, ФСКН РФ N 97, Минобороны РФ N 147 от 17 апреля 2007 г. «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд» // РГ. 16.05.2007.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о местонахождении лиц, скрывающихся от органов предварительного расследования и суда; о лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела; о возможных источниках доказательств; о местонахождении предметов, перечисленных в ч.

1 ст. 81 УПК РФ; о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения процессуальных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на оперативно-розыскные мероприятия, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Результаты оперативно-розыскной деятельности представляются в виде рапорта об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности, которые соста

Взято с сайта: https://coderf.ru/uk-rf/303